В России раскритиковали заявление польского президента о Варшаве

Российское министерство иностранных дел считает, что новый польский «антисемитский» закон — яркий пример нежелания местных властей хранить память о жертвах Второй мировой войны, а также об освободителях страны от нацистов. Об этом заявила официальный представитель ведомства Мария Захарова. Речь идет о принятом на днях в республике запрете на реституцию собственности евреев, отобранной у них во время Холокоста.

Напомним, в минувшую субботу законопроект подписал президент Польской республики Анджей Дуда. Таким образом эта, мягко говоря, неоднозначная инициатива, одобренная ранее сенатом и сеймом страны, была утверждена окончательно – наследники жертв Холокоста не могут претендовать на изъятую у их родственников нацистами собственность.

В Израиле назвали закон «антидемократичным и аморальным» и отозвали для бессрочных консультаций своего посла в республике. В Европейском еврейском конгрессе подчеркнули, что данный документ официально «легализует воровство – то, что должно быть под запретом в любом государстве» и подчеркивает обособленность позиции Польши – это единственная в Европе страна, которая сделала невозможным возврат жертвам Холокоста украденного у них имущества.

В ответ президент Польши попытался оправдаться: по его словам, данный закон направлен вовсе не на ограничение имущественных прав выживших жертв нацистов и их потомков, а на «защиту польских экономических интересов». Кроме того, Дуда подчеркнул, что Польша всегда была и остается «хранителем памяти обо всех жертвах преступлений гитлеровцев».

Столь явное лицемерие вызвало негативную реакцию уже у Москвы, которая напомнила, как с 2014 года пытается договориться с Варшавой об одной из возможностей сохранения этой памяти: несмотря на приглашение российским музеям от министерства культуры Польши участвовать в совместной работе над экспозицией в бывшем нацистском лагере смерти Собибор, власти республики вот уже 7-й год чинят им различные препятствия.

Что касается заявления Дуды о защите «польской собственности» — доля правды в нем есть. Вот только правда эта совсем нелицеприятная: большая часть собственности польских евреев в годы войны была присвоена как раз не немецкими оккупантами, а поляками, бывшими друзьями и соседями убитых, согнанных в концлагеря или гетто евреев. Точнее, нельзя считать, что немцы проявляли какую-то излишнюю щепетильность, выгоняя евреев из их домов и забирая их под нужды оккупационной власти. Однако после освобождения Польши Красной армией они покинули страну. А вот поляки так и остались жить в бывших домах евреев и пользоваться другим их имуществом.

Канадский ученый, профессор Оттавского университета Ян Грабовский в своей книге о роли польской синей полиции в Холокосте (подразделения коллаборационистской польской полиции в оккупированной Польше) писал, что именно поляки отличались «особым рвением в выявлении и уничтожении евреев». Более того, если от немцев евреи еще могли скрыться, так как немецкие полицаи не особенно различали польский и еврейский акценты и не всегда могли определить по внешности национальную принадлежность человека, то поляки угадывали все это безошибочно.

Источник



+3
14:01
983
Нет комментариев. Ваш будет первым!