​Великий князь Владимир – Креститель Руси и создатель русского государства

Несколько поколений русских историков звали его Владимиром Святым.

Позднее из былин в ученые труды проникло его фольклорно-языческое название «Красное Солнышко».

Великий князь русский Владимир Святославович умер 1000 лет назад. Но уже ближайшие потомки единогласно признавали его заслуги в преобразовании Руси. Она объединила под своей властью все восточнославянские племена, став одной из крупнейших и сильнейших держав Европы.

Именно трудами Владимира, продолжившего дело Ольги, Русь превратилась в подлинное государство. Владимир показал себя правителем доблестным на войне и мудрым в дни мира, заботящимся о благе всех подданных.

Русский народ запомнил князя Владимира в своих былинах как «Владимира Красное Солнышко», хозяина блестящего богатырского двора. Русская православная церковь в XIII веке причислила Владимира, Крестителя Руси, к лику святых.

Современному человеку трудно понять многие его поступки. Однако нельзя отрицать, что именно он заложил основы русской государственности и объединил нацию.

Из биографии Князя Владимира Святославовича:

Владимир I Святой (? — 1015), великий князь киевский (с 980 г. – 1015 г.).

До наших дней не дошла дата рождения князя Владимира, зато известны даты его правления (980 — 1015) и смерти. Скончался он 15 июля 1015 года.

Отцом князя Владимира был прославленный полководец и на тот момент правитель Киева Святослав Игоревич. Он был единственным сыном Игоря Рюриковича и княгини Ольги, которая первой среди русских правителей приняла христианство.

Владимир был третьим, после Ярополка и Олега, сыном князя Святослава Игоревича.

Отец Владимира, Великий князь русский Святослав Игоревич, не засиживался в стольном Киеве, проводя время в далеких военных походах.

Мать, Малуша, была княжеской рабыней, ключницей княгини Ольги, первой христианки в династии Рюриковичей и матери Святослава. Но осуждая язычество Святослава, она оставалась его верной советчицей и правительницей Киева до самой своей смерти. Она и растила Владимира, незаконнорожденного «робичича», наравне с другими внуками.

Разгневавшись на Малушу, зачавшую сына во грехе, Ольга отправила её в село Будятино. А, когда мальчику было 3-4 года, его, уже без матери, вернули в Киев. Там он находился под присмотром бабки Ольги, так как языческие законы принимали его как княжеского наследника. Кроме того, Владимира опекал его дядя по матери Добрыня, который был киевским воеводой.

Когда сыновья выросли, Святослав, который и ранее больше интересовался военными походами, чем делами в подвластных ему землях, раздал их сыновьям: Ярополк получил Киев, Олегу досталась земля древлян, а Владимир Святославич был отправлен наместником в Новгород.

Святослав погиб в начале 972-го года в сражении с печенегами, возвращаясь с неудачной войны. Но за три года до этого он разделил свои земли между сыновьями: старший Ярополк стал князем киевским, Олег получил землю древлян, а Владимира отправили в Новгород с дядей и воспитателем Добрыней. Владимир несколько лет жил в Новгородской земле, не притязая на киевский престол. Однако мирной жизни вскоре пришел конец.

После смерти отца начались междоусобные распри. По незначительной причине Олег убил соратника Ярополка. Тот пришел в ярость и по наущению варяжского воеводы Свенельда — отца заколотого воина — решил отобрать у брата древлянские земли. Состоялось сражение, в котором Олег был задавлен насмерть своими же отступающими дружинниками.

Став правителем не только Киева, но и древлянских земель, Ярополк решил убрать с дороги и Владимира, тем более что всегда считал его сыном рабыни и ставил ниже себя.

Осознав грозящую ему опасность, Владимир Святославич отправился «за море», к варягам в Скандинавию, где заручился поддержкой короля Олафа для дальнейшей борьбы с Ярополком.

Когда, не имея сил бороться с братом, Владимир бежал из Новгорода, Ярополк немедленно послал туда своих наместников. Так и получилось, что Ярополк стал единолично править Русью.

Тем временем Владимир готовился к возвращению в свою вотчину. И в 977-м году Владимир вернулся из-за Балтийского моря вместе с войском, в котором большинство составляли варяжские воины. Новгородцы тут же перешли на его сторону. Владимир смог отбить Новгород и двинулся завоевывать земли древлян. Местное население, горевавшее об убитом Олеге, с восторгом встретило нового князя. Дружинники Ярополка перешли под командование князя Владимира Святославовича. Таким образом, у него образовалось довольно большое войско. В 978-м году северорусская рать двинулась на Киев. Голод вынудил Ярополка сдаться.

Так в конце 70-х годов X века Владимир вновь утвердился в Новгороде, затем овладел Полоцком и, наконец, Киевом. Бежавший оттуда в пограничную со степью крепость Родню, Ярополк вынужден был признать Владимира правителем всей Руси. Вскоре старшего сына Святослава при неясных обстоятельствах убили.

Владимир понимал, что ему пора расставаться с варяжскими наемниками, так как он не хотел разграбления Киева. Перед тем как туда направиться, князь отправил остальных в Константинополь, на службу к византийскому императору, обещав «золотые горы». Сделка была удачной для обеих сторон, так как в Царьграде нуждались в воинах для защиты от внешних и внутренних врагов.

Для того чтобы придать законность своему правлению, Владимир Святославович решил заручиться поддержкой жрецов. Язычество было ему по душе, так как оправдывало многоженство и не порицало за наличие огромного числа наложниц. Для задабривания идолов князь построил в своей столице капище. Там регулярно проводились обряды и жертвоприношения. Главному идолу Перуну Владимир Святославович велел придать черты самого себя. Народу импонировало поклонение князя традиционным богам, поэтому они хорошо относились к новому правителю.

Кроме того, первые 10 лет правления Владимира Святославовича ознаменовались многочисленными победами над воинственными соседями, особенно на западе, что способствовало укреплению границ и позволяло населению не опасаться набегов.

В 981 году Владимир совершил поход против Польши и сумел вернуть Руси захваченные польским князем города Червень (близ нынешнего Хелма) и Перемышль. Волынь осталась за Русью.

В 982 году дружины Владимира двинулись на северо-запад русских земель, где киевскому князю удалось разгромить и подчинить себе ятвягов, а также принудить к дани иные племена Вое точной Балтии.

Став князем в Киеве, и повелев соорудить новый истукан бога Перуна, который водрузили близ княжеского терема на «священном» холме посреди прочих языческих идолов, Владимир рассчитывал на то, что эти языческие божества станут общими для всех племён, входивших в обширное государство. Однако эта первая религиозная реформа Владимира не имела успеха, так как каждое племя продолжало почитать своих богов. А Пантеон богов у различных племен, населявших владения Владимира, был достаточно разнообразный, поэтому язычество препятствовало формированию мощного унитарного государства. Тогда князь задумался о принятии новой веры.

Будучи дальновидным политиком, князь понимал, что стране необходима более передовая религия. Тогда его внимание привлекло христианство, тем более что его приверженцев с каждым днем становилось все больше, в том числе среди вельмож. Эту же религию исповедовала родная бабка Владимира Святославовича. В годы детства, проведенные при дворе княгини Ольги, он имел возможность наблюдать за тем, как проводили свои обряды киевские христиане. Кроме того, князь, скорее всего, мог иметь некоторое представление о спасении души и воскресении после Судного дня.

В 988 году войско Владимира прибыло на ладьях в Крым и осадило главный византийский город Херсон (Корсунь). После непродолжительной осады город пал, и Владимир лишил Византийскую империю её крымских владений. В начинавшихся русско-византийских переговорах выяснилось, что русский князь на Херсон не претендует и готов возвратить его византийцам при условии согласия соправителей империи — Василия и Константина на его брак с их сестрой Анной. Но этот союз мог состояться только с христианином и правителем христианской страны.

Немаловажным для Владимира был и политический аспект выбора христианства в качестве государственной религии, суливший укрепление союзнических отношений с Византией.

Князь Владимир был известным сластолюбцем и имел большое число жен и наложниц. Но, приняв христианство, он от них отказался и стал жить только с Анной, признав ее своей единственной супругой перед Богом. Однако семейную идиллию Владимиру омрачали распри детей. У князя было 12 сыновей, каждый из которых владел своими землями.

Любимцами Владимира были Борис и Глеб, рожденные болгаркой Милоликой. К концу жизни князь Владимир решил завещать трон Борису, вызвав негодование Святополка и Ярослава, которые надеялись наследовать ему по праву первородства.

Неожиданная смерть Владимира в 1015 году привела к тому, что старшие наследники решили узурпировать престол. Святополк захватил власть в Киеве, однако понимая, что народ на стороне Бориса и Глеба, приказал их убить. Следующей его жертвой стал брат Святослав. Прекратить преступления Святополка смог Ярослав, который и занял престол.

Крещение Руси и его историческое значение:

Владимир Святославич вошел в историю как инициатор крещения Руси. Это событие во многом предопределило судьбу страны и оказало основополагающее влияние на её культуру.

Но, как ни странно, никаких достоверных записей современников, посвященных этому важнейшему событию, не было обнаружено. Поэтому особо ценным является свидетельство армянского хрониста Степаноса (Стефана) Таронского. Он жил в одно время с князем и занимался созданием «Вселенской истории» именно в тот период, когда Владимир выбирал новую религию для своего государства. В своем труде Степанос описывал события, происходившие с 885 по 1004 год.

Вспоминая события, происходившие в 1000 году, он пишет о 6000 пешем войске рузов, которое находилось в Армении. По его словам, это были воины, прибывшие по просьбе императора Василия. По словам Степаноса, это произошло, когда Василий выдал сестру свою замуж за Владимира.

Там же читаем, что это событие совпало с тем, как рузы уверовали во Христа. Что касается других источников, то они подтверждают свидетельства Степаноса, однако приводят более подробную информацию. В частности, многие летописцы указывают, что Владимир решил жениться на сестре византийских императоров Анне. Они ответили согласием, потребовав военную помощь в борьбе с мятежником Вардой Фокой.

Сама же царевна воспротивилась решению братьев, но позже согласилась стать женой русского князя, если он примет христианство. Наиболее достоверные сведения об этом событии сообщает сирийский историк XI века Яхъя Антиохийский.

Версия о том, что Владимир захватил Корсунь и угрожал так же поступить с Константинополем, если ему не отдадут Анну, не может считаться состоятельной.

Доказано, что в тот период русские воины уже помогали Василию Второму в борьбе с внутренними врагами.

По легенде, свадебная флотилия с царевной прибыла в Корсунь. Однако князь отказывался креститься. Господь наказал его за нарушение данного слова, и Владимир ослеп. Анна уговорила его не противиться, и во время обряда к князю вернулось зрение. На Владимира, взявшего христианское имя Василий, снизошла божья благодать. Он велел последовать своему примеру боярам и дружине, а затем венчался с царевной Анной.

Вернувшись в Киев, Владимир первым делом велел крестить своих сыновей. Затем князь собрал жителей города на берегу Днепра. По его приказу состоялось массовое крещение, которому никто не посмел противиться. Для обращения в христианство жителей других городов князь призвал из Греции священников и просветителей.

Для укрепления новой веры Владимир повелел воздвигнуть храм Пресвятой Богородицы и отдавать в пользу церкви десятую часть всех доходов государства.

Для подготовки местных священнослужителей были созданы специальные учебные заведения. Кроме того, был издан церковный устав, получивший название Кормчая книга, а на горе Афон Владимир приобрел для русских монахов скит. Началось массовое строительство церквей во всех уголках государства. Таковы исторические свидетельства о крещении Руси.

Его величайшее историческое значение трудно переоценить.

Христианство многое принесло Руси:

1.Русь вошла, как равноправная, в семью европейских христианских народов.

2. На Руси распространялась славянская азбука. Переписывались первые книги — сначала копии славянского перевода Библии.

3. На Русь были перенесены византийское каменное зодчество, иконопись.

4.Христианство постепенно пронизывало всю нарождавшуюся русскую культуру.

Политические, дипломатические и полководческие достижения Князя Владимира:

К середине 980-х годов почти все восточнославянские земли были объединены Владимиром под прямой властью Киева. Таких успехов не добивался ни один русский князь.

В столице он создал святилище пяти высших языческих богов во главе с Перуном. Возможно, языческая реформа должна была стать символом покорности южан новому незаконному князю. Но главным в этот период стал коренной поворот не в религии, а в политике.

В 985-м году Владимир разгромил волжских болгар. Но не стал по обыкновению облагать страну ненадежной данью, а заключил равноправный мир и вечный союз. Летопись свидетельствует, что решено было так по совету верного дяди и соратника Добрыни. Обойдя пленных, он сказал: «Осмотрел колодников — все в сапогах. Этим дани нам не давать. Пойдем, поищем себе лапотников».

Странная как будто фраза означала смену всей политической линии Руси. На первый план выдвигались уже не полуразбойные набеги на соседние земли за разовой «данью». Задачей провозглашалось кропотливое собирание «лапотников» Восточной Европы — славян, балтов, финнов, — под властью киевского князя. Не разорение чужих государств, обычное для народов племенной эпохи, а строительство своего государства. Совсем не случайно, что вскоре за этим последовало крещение Руси.

В 987-988 годах Владимир вёл переговоры с Византией о своем крещении и браке с царевной Анной, обещая взамен предоставить императорам Василию и Константину военную помощь. Князь свое слово сдержал, а вот его визави коварно ушли от своих обязательств. Тогда Владимир и совершил поход на Херсонес, центр греческих владений в Крыму, захватил город и взял в жены Анну. Тогда ли он принял крещение или еще до похода — мнения историков расходятся.

Но, вернувшись в Киев, князь приказал разрушить возведенное им же капище с языческими идолами. Всем киевлянам было велено собраться у впадения в Днепр речки Почайны. Там греческие священники, прибывшие с Владимиром из Херсонеса, и крестили народ — прямо в речных водах.

Но насколько исторично летописное повествование, столь богатое на колоритные детали? Ведь «Повесть временных лет», наиболее известная летопись Древней Руси, создана только в начале XII века. За рядом событий, которые нам видятся действительной историей, летописцы искали Божью притчу, высший смысл. Владимир под их пером уподоблялся то библейскому патриарху Иакову, то праведному царю Соломону, то первому христианскому императору Константину, как бы повторяя на Руси их деяния.

При Владимире Святославиче были отчеканены первые русские монеты из золота и серебра. Для защиты государства он построил несколько городов-крепостей и назначил в них правителями своих сыновей. Завоевательных походов в последнее десятилетие своей жизни он почти не совершал и периодически брался за оружие лишь для того, чтобы отражать бесконечные набеги печенегов.

Немало внимания Владимир уделял защите южных рубежей Руси от набегов кочевников. Во время его правления были сооружены защитные валы на степной границе Руси, крепости, где несли пограничную службу дружинные отряды. Отсюда и былины о «богатырских заставах», на которых стояли дозорные — богатыри Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алёша Попович.

Со времени крещения Русь стала полноправной участницей исторических и культурных процессов в мире христианской цивилизации. Владимир Святославович, впоследствии канонизированный и ставший Владимиром Святым, — один из прототипов былинного князя Владимира Красное Солнышко.

Интересные факты, легенды и мифы о Князе Владимире:

Легенды и мифы о человеке, который ушел из жизни 1000 лет назад, неизбежны. Но во все времена суждения о Крестителе Руси не были однозначны. И как иначе, если он жил на тектоническом разломе двух эпох — языческой и христианской? Если начинал свой жизненный путь, как буйный языческий воитель, а закончил праведным христианином?

За 1000 лет историческая эта фигура накопила самые невероятные облики. К началу 20 века историки собрали коллекцию портретов: то перед нами нечто мифологическое, чуть не с древнеперсидским отсветом, то нечто воинственное, опасное, нависающее — на манер варяжский… а то — нечто отечественное, круто-властное — эдакое предчувствие Грозного.

Начало 21 века от этих портретов отходит: есть попытка понять, что же на самом деле представлял собой властитель, монумент которого вознесется над Москвой.

Конечно, непросто 1000 лет спустя решить, что в облике князя было «на самом деле», а что домыслено мемуаристами, летописцами и вдохновенными творцами легенд. Но во всяком домысле спрятана объективная необходимость, которая домыслом и выявляется. Но надо себе отдавать отчет, что дошедшие до нас сюжеты потому и дошли, что отвечают запросам нашего духа, и если мы верим в эти эпизоды, то именно потому, что этого просит сегодня наша душа.

Где же кончаются мифы и начинаются реальные (насколько их возможно разглядеть меж летописных строк) о Великом князе факты?

Что знаем мы о Владимире из исторических источников? Листая страницы древних летописей и научных трудов, часто трудно понять: как тот или иной правитель становится героем большой Истории? И часто возникнет ощущение: те, кого мы ныне считаем героями, для своей эпохи были едва ли не злодеями. Но верно и другое — те, кого древность избрала в герои и святые, были детьми своих суровых веков. И современники в их заслугах не сомневались. Это сейчас на наш современный взгляд бурные и жестокие страсти минувших тысячелетий могут ужаснуть до потери зрения. И до потери различать главное.

1.У князя было 5 жен и еще 500 наложниц. Но кто мог высчитать, кого уестествил князь в молодые годы? Но дело не в этом, не в фактуре, канувшей в забвенье, — дело в том, как все-таки примирить того сластолюбца и этого хозяина пира, который сидит рядом с законной своей Апраксиевной. А чтобы примирить того и этого, надо, пожалуй, еще вспомнить, как добывал князь себе законную Анну, византийскую царевну, — обещая за нее грекам военную помощь. Греки князя обманули, тогда он захватил Херсонес (центр греческих владений в Крыму) и получил-таки суженую. Нашлись стихотворцы, извлекшие из этого эпизода «херсонский» пряник пополам с отравой: то ли ты крестишь тех, кто хочет окреститься, то ли ты крестишь насильно. Как примиряются такие эпизоды в судьбе личности? Безудержная агрессивность и безудержное смирение? Дикость и цивилизация переглядываются на переломе эпох?

2.Другой знаменитый сюжет, обильно комментируемый пересказчиками: диспут князя с вероучителями, призванными выбрать для Руси правильную веру. Их, собственно, и звать не надо: и иудеи исправно торгуют в Киевской Руси, и болгары исламизированные под боком, а о Риме католическом и говорить нечего — уж он-то воистину нависает. И диспуты, подобные корсунскому, обычное дело: многовекторная религиозность бороздит языческое Приднепровье. Так зачем искать Владимиру общую новую веру? Скомпенсировать запалы похоти, смирить буйство младых лет? В какой-то степени — да. Но главное в диспутах не это. Главное — государственное геополитическое чутье, которым наделен князь Владимир.

3.Князь чует: на этом евразийском безграничье может удержаться только мощная, великая, грандиозная держава. Так и вышло: не сплотили ее хазары — сплотили ордынцы, а отступились ордынцы — удержали русские.

Интуитивно чуя задачу, славянский князь приглядывается к вероучителям, прикидывает, какая идея сможет объединить эти гуляющие по безграничью племена. Это и выпытывает, хотя в доводах то и дело отделывается шутками. Вопрос к иудеям: где родина? (Знает же, что у них не родина, а галут, тотальное скитанье.) С мусульманами, чуя масштабность задачи, отшучивается, кидая соотчичам упоительный завет: «Веселье Руси есть пити», веселье трезвенья оставляет исламу. Греция — ничем не угрожает. С православием контакты — реальны. Хотя есть древний соблазн: пограбить Царьград. И получили мы, в конце концов, Православную Державу — от финских хладных скал до пламенной Колхиды. А не исполни этот завет мы — исполнили бы другие. В тех же масштабах. И такой же ценой. А еще помог делу поразительный нюанс: обувной.

4.Воспитатель и соратник князя Добрыня после очередного победоносного их похода к соседям, осматривая захваченных пленников, усек, что они все в сапогах! В историю мгновенно вошла еще одна непревзойденная фраза: «Поищем себе лапотников!» Это значило, что нужны не разбойные набеги на соседей, а кропотливое собирание усилий миллионов простых тружеников. Лапотники не подвели. Скинув сапоги, они дошли до «двух великих океанов» и создали Российскую Державу. Вот она и стоит вторую тысячу лет.

5.Победу праздновал отважный воин и удалой гуляка — из песни слова не выкинешь. Тем более, из «Повести временных лет»:

«Был же Владимир побежден похотью. Были у него жены: Рогнеда, которую поселил на Лыбеди, где ныне находится сельцо Предславино, от нее имел он четырех сыновей: Изяслава, Мстислава, Ярослава, Всеволода и двух дочерей; от гречанки имел он Святополка, от чехини — Вышеслава, а еще от одной жены — Святослава и Мстислава, а от болгарыни — Бориса и Глеба, и наложниц было у него триста в Вышгороде, триста в Белгороде и двести в Берестове, в сельце, которое называют сейчас Берестовое. И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растлевая девиц. Был он такой же женолюбец, как и Соломон, ибо говорят, что у Соломона было семьсот жен и триста наложниц».

И хотя нет оснований сомневаться в сластолюбии Владимира-язычника (об этом говорит и Титмар Мерзебургский в «Хронике», причем он отмечает, что отказался Владимир-христианин от порочной наклонности не сразу), для летописца главное не фактическая точность, а параллель с Соломоном. Тот тоже был сластолюбив, и это отвело его от Бога, — тогда как Владимир, напротив, пришел от блуда и язычества к Богу через «добрую жену», царевну Анну.

6.Черты реальной личности иногда проступают там, где, на первый взгляд, идет речь о литературном образе, клише. В летописях и житиях особо прославляется Владимир за свои милостыни. О доступных всем пирах «ласкового князя Владимира» вспоминалось в былинах.

Первый русский писатель, митрополит XI века Иларион, показывал Владимира щедрым и милостивым защитником всех страждущих. Более того, резко отзывавшийся о Владимире немецкий хронист-современник Титмар тоже говорит о нем как о нищелюбце и подателе милостыни. Это выглядит очень контрастно по отношению к предыдущим характеристикам Владимира как женолюбца и гонителя христиан.

Вообще повествование Титмара о Владимире наполнено контрастами. Как, надо думать, и подлинная жизнь князя. Это одна из самых волнующих умы тема. Но ни один из древнейших источников — ни русских, ни иностранных, — не говорит об этом ни слова. Князь угрожал некрестившимся, что они «враги ему будут», — но, по всем данным, в крупных городах таковых и не нашлось.

Для славянина-язычника князь был высшим авторитетом в религиозных делах. А то, что он безнаказанно уничтожил идолов, разрушило веру в могущество богов. Киевляне оплакивали сокрушенного Перуна, но крестились без всякого сопротивления и даже с радостью — по крайней мере, внешне. То же произошло и почти по всей остальной Руси.

Лишь в Новгороде, по очень позднему преданию, были столкновения. И новгородскому наместнику Добрыне будто бы пришлось применить силу. Но говорит об этом один-единственный источник — т.н. Иоакимовская летопись, сохранившаяся только в труде историка XVIII века В.Н. Татищева. Последний получил ее от своего свойственника архимандрита М. Борщова, которого настойчиво просил о какой-либо древней рукописи. Рукопись нашлась и ожидаемо «подтвердила» многие догадки Татищева о древнейшей истории Руси. В тексте много странностей и противоречий, а о монахе Вениамине, будто бы предоставившем рукопись Борщову, сам Татищев писал, что тот «токмо для закрытия вымышлен». Так что ко временам Владимира Иоакимовская летопись не восходит, и достоверным источником служить не может — даже если является компиляцией, а не чистой подделкой. О крещении же «огнем и мечом» всей Руси нет ни малейших свидетельств даже в Иоакимовской летописи.

7.Вокруг Крещения неизбежно появлялись легенды и противоречивые версии. Даже место крещения Владимира указывают по-разному. По сведениям ряда источников, крестился он в Киеве в 988 году. Этот же год считается датой крещения Руси. Хотя, по мнению многих ученых, страна была крещена только в 989 году — именно тогда, по сведениям современного событиям византийского автора Льва Диакона, русы взяли Херсонес. Следовательно, не ранее этого года Владимир должен был замириться с Византией и жениться на Анне.

И, конечно, нам, далеким потомкам, кажется не вполне возможным чудесное преображение грешника в праведника в столь короткий срок. Но необходимо критически проанализировать все, что нам известно о Владимире.

То, что с греками воевал он уже крещеным, подтверждает и другой современник — немецкий хронист Титмар Мерзебургский.

Но, по летописной легенде, в момент, когда Владимир завоевывал руку Анны, с ним приключилась внезапная болезнь — слепота. Приехавшая в Корсунь Анна в качестве исцеления посоветовала князю креститься. Владимир послушал и — исцелился.

О слепоте говорится во многих древнерусских источниках, сообщающих о крещении Владимира. Но имеется в виду душевная слепота, которая показывается читателям через физический недуг, якобы одолевший князя. Духовная слепота прошла после обретения Христа и осмысления веры — причем по совету Анны, по-библейски «доброй жены», обращающей мужа к добру и Богу. Благодаря ей Владимир становится христианином и мудрым правителем.

8.Позже было составлено предание о «выборе веры» Владимира: он будто бы колебался между иудаизмом, исламом, западным («римским») христианством и восточным («византийским»), предпочтя в итоге последнее.

9.Владимиру приписывается 12 сыновей, причем из перечней в самой летописи это число не вполне очевидно. Более того, если у князя действительно (как сказано в той же летописи) были сотни наложниц, то детей, скорее всего, должно было оказаться больше. Между тем для летописца в данном случае была значима отнюдь не реальность, а та сакральная нагрузка, которая вкладывалась в число 12. Двенадцать детей великого князя — это двенадцать патриархов, от которых произойдут двенадцать колен христианского «нового Израиля», потомки великих князей русских.

Памятник 1000-летие Крещения Руси

Память о Великом князе русском Владимире Святославовиче:

Княжение Владимира — чрезвычайно важный этап в создании единого государственного прошлого русских, украинцев и белорусов. И каждый из трех народов хранит память о нем и в ученых трудах, и в народном предании. Это — наше общее.

За величайшие заслуги Владимир Святославович в создании русского государства был причислен православной церковью к лику святых.

Кроме того, он почитается и католиками, так как жил до Вселенского раскола.

Ежегодно 15 июля в России и во многих других странах отмечается день его памяти.

В Москве, Киеве, Севастополе, в Белгороде и других городах Святому Владимиру воздвигнуты памятники, а на территории Херсонеса построен храм в его честь.

Держава хранит память о тех славянах, которые дали стране почву, общий язык, общую судьбу.

Князь, почивший в 1015 году, в синодиках верующих — святой, а в народных байках, былинах и сказах — веселый, щедрый, ласковый, вечно пирующий, гостеприимный хозяин. Богатыри совершают подвиги, а в финале бывают вознаграждены, да так, что в памяти народа князь Владимир Святославович существует именно — как Красно Солнышко. Да такое, что за 1000 лет не погасло, и надо надеяться, не погаснет уже никогда, пока существует Россия и мы в ней.

Памятник князю Владимиру в Москве

фото из интернета

+4
00:39
202
Нет комментариев. Ваш будет первым!