В Латвии издали мемуары «рижского палача»

Мемуары Герберта Цукурса, прозванного «рижским палачом» за особую поистине профессиональную хладнокровность и жестокость при уничтожении евреев в Латвии в период немецкой оккупации, выпустил Рижский музей авиации. Правда, именно об этом эпизоде в его биографии издатели предпочли «забыть». В книге Цукурс предстает исключительно как отважный военный летчик и изобретатель, преданный своего делу. Это примерно то же самое, как если бы кому-нибудь пришло в голову напечатать жизнеописание художника Адольфа Гитлера.

Мемуары Герберта Цукурса, прозванного «рижским палачом» за особую поистине профессиональную хладнокровность и жестокость при уничтожении евреев в Латвии в период немецкой оккупации, выпустил Рижский музей авиации. Правда, именно об этом эпизоде в его биографии издатели предпочли «забыть». В книге Цукурс предстает исключительно как отважный военный летчик и изобретатель, преданный своего делу. Это примерно то же самое, как если бы кому-нибудь пришло в голову напечатать жизнеописание художника Адольфа Гитлера.

Герберт Цукурс действительно был талантливым летчиком и конструктором, а еще – не менее способным журналистом и литератором. Он с раннего детства интересовался механизмами и в гараже своего – слесаря Яниса Цукурса – уже в школьном возрасте мог собрать модели машин, используя оригинальные и нестандартные решения. Он разработал и собственноручно построил планер и три самолета. Совершил рискованный полет под мостом Военной гавани в Латвии и длительный перелет в Гамбию, что в то время было под силу лишь единицам, и стал национальным героем довоенной Латвии…

А потом с не меньшим энтузиазмом обратил свой изобретательский талант против человечества. С приходом немцев на территорию Латвии он одним из первых добровольно записался на службу к нацистам. При этом он не стал, как можно было бы ожидать, «звездой» какой-нибудь сверхсекретной научно-технологической лаборатории. Он вступил в карательную команду бывшего латвийского полицейского Виктора Арайса и весь свой энтузиазм направил на уничтожение людей. Самым простым, физическим способом. Он собственноручно без устали расстреливал евреев в рижском гетто и в Румбуле.

Свидетельства его жестокости хранятся до сих пор. В Латвийском государственном архиве и в музее «Евреи в Латвии» есть показания, данные его бывшими подчиненными и немногочисленными выжившими жертвами. Так, солдат батальона Цукурса Роберт Пуриньш сообщил, что, например, 23 апреля 1942 года в Бикерниекском лесу, куда грузовики непрерывно подвозили обречённых, Цукурс собственноручно проводил расстрелы на протяжении всего дня.А еврей Исаак Крам, чудом уцелевший в рижском гетто, но потерявший там всю свою семью, вспоминал: «Я видел, одна еврейка стала кричать, когда её потащили в грузовую машину — она хотела, чтобы её дочь осталась с ней. Цукурс застрелил её из своего пистолета. Я также видел, как Цукурс направил свой пистолет на какого-то ребёнка, который плакал, потому что не мог найти свою мать в толпе.

Одним выстрелом он убил ребёнка».Одного этого выстрела было бы достаточно, чтобы убить не только потерявшего свою мать испуганного ребенка, но и все свое героическое прошлое. После этого выстрела не могло существовать никакого летчика Цукурса, да и человека Цукурса тоже. Оставался лишь Цукурс – каратель. И таких выстрелов были тысячи. Но сегодня латвийские власти героизируют убийцу. Пожалуй, если бы «Доктор смерть» из Освенцима (немецкий врач Йозеф Менгеле, ставивший ужасающие опыты над заключенными) был бы латышом, с официальной Риги сталось бы издать сборник и его «достижений».

medium-info.ru/dfbd/v-latvii-izdali-memuary-rizhskogo-palacha/

+1
22:22
241
Нет комментариев. Ваш будет первым!